UA

Дед ушел. Окончание транзита власти в Казахстане: причины, клановые игры, рука Кремля

Дед ушел. Окончание транзита власти в Казахстане: причины, клановые игры, рука Кремля

директор Центра исследований проблем гражданского общества
06.01.2022, 16:02

Касым Токаев решил главный вопрос – завершил транзит власти и стал полноценным президентом. Без оскорбительного дополнения "полу". Но какой ценой

Правительство Казахстана ушло в отставку из-за охвативших страну массовых протестов. Нурсултан Назарбаев больше не глава Совбеза страны. В стране введено чрезвычайное положение, блокируются Интернет и телефонная связь, не работают банки, мировые авиакомпании и аэропорты отменяют авиарейсы в страну.

К вечеру, 5 января, полиция не слишком спешила укротить улицу. Протестующие взяли штурмом десятки админзданий, жгли полицейские авто, горели резиденция президента в Алматы и местная мэрия, рушили памятники Елбасы, скандировали "Шал кет!" (Дед, уходи! – казах.).

Впервые за три десятка лет активности распространились географически за пределы промышленных центров и исторической столицы Казахстана. Инсайдеры во властных кругах утверждают о наличии раскола в элите. Вечером, 5 января, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обратился к российскому военному блоку ОДКБ с просьбой предоставить военную поддержку для наведения порядка в стране. В Казахстан вылетели российские десантники

В Украине популярны конспирологические теории о "руке" России или Запада в нынешних событиях в Казахстане, но на данный момент это сугубо казахстанская история. Она может выйти в глобальный контекст, но для этого нужно, чтобы миротворцы ОДКБ остались в Казахстане надолго, а сам режим держался исключительно на российской помощи.

Причины и триггеры

Следует отметить, что совсем недавно Казахстан был лидером экономического роста в Центральной Азии. Казалось, что казахстанская экономическая модель выдержала испытания кризисами 1998 и 2008 годов. Страна дважды, в 2001 и 2006 годах, провела налоговую амнистию по более либеральным, чем в России, правилам.

Пенсионная реформа началась в Казахстане еще в 1998 году. Преобразования в налоговой сфере снизили нагрузку на бизнес. Казахстанские чиновники обучались в лучших университетах мира. В феврале 2008 года Назарбаев запретил ревизорам появляться на объектах малого и среднего бизнеса (кроме пищевых и фармацевтических производств) до конца года. 

К началу 2015 года миллион казахов за 17,6-миллионного населения взяли ипотечные кредиты в долларах. На курортах ОАЭ и Египта казахи существенно потеснили россиян, не говоря уже об украинцах или беларусах. 

Как отмечается в докладе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), экономический рост последних десятилетий в Казахстане был связан с конъюнктурными поступлениями от добычи углеводородного сырья и металлов. На добывающую отрасль приходится около 30% ВВП, две трети экспорта, три четверти накопленных ПИИ и половина государственного дохода.

Казахстан чувствителен к колебаниям цен на сырьевые товары и другие проблемы сырьевой модели развития. Для поддержания роста уровня жизни и производительности в долгосрочной перспективе Казахстану нужно провести масштабные структурные реформы. 

Местные экономисты утверждают, что либеральные "достижения" Казахстана носят отчетливо фасадный характер. В стране достаточно высок уровень коррупции, концентрация власти в руках окружения первого президента Нурсултана Назарбаева и ручное регулирование прибыльных рынков.

Можно сказать, что казахстанская либерализация "разбила себе лоб" о постсоветскую бюрократическую систему, основанную на неопатримониализме клана Елбасы. Потребовалась модернизация системы государственного управления и демонополизация экономики. Транзит власти от Назарбаева к Токаеву не принес таких изменений. Власть избрала для себя путь "окукливания" режима.

LIGA.net ведет хронику ситуации в Казахстане. Детали – здесь.

Например, формальным поводом к нынешним акциям протеста стало увеличение стоимости сжиженного газа с 60 тенге до 120 тенге (курс 1 долл. США = 435,6 тенге).

Дело в том, что все, что происходит на этом рынке, – это бизнес зятя Назарбаева – Тимура Кулибаева. Там нет конкуренции, рынка как такового. Цены регулировались административным методом. Пока экономика Казахстана позволяла себе покрывать ущерб от дотирования "социальной цены", власти создавали "зеленую улицу" для КазМунайГаз (производителя сжиженного газа) и для монополии сети АЗС Qazaq Oil, где этим газом торговали. 

Но убытки уже достигли такого размера, что дальше мириться с ними Минэнергетики не могло. В 2018 году в Закон "О газе и газоснабжении" были внесены поправки, предусматривающие поэтапный переход торгов сжиженного нефтяного газа через электронно-торговые площадки, начиная с 2019 года.

В течение 2019-2021 годов цена росла. Нельзя сказать, что в один день она выросла с 60 до 120 тенге за литр. К 31 декабря 2021 года во многих городах цена газа уже составляла 80 тенге.

Поэтому выход людей на улицы, хотя и был спровоцирован стремительным повышением цены, но на самом деле у этих митингов много других причин.

Есть всеобщее недовольство большого количества людей в Казахстане существующим положением вещей как в экономической сфере, так и в социальной.

По словам казахстанского экономиста Айдара Алибаева, это негативные последствия кризиса в сырьевой модели экономики Казахстана. Сегодня фиксируется чрезвычайно высокая безработица (вместе с так называемыми "самозанятыми", составляющими до половины трудоспособного населения), "обескровленным" сельским хозяйством, усилилась деградация системы здравоохранения, образования и науки, неэффективный коррумпированный госаппарат впадает в прострацию. 

В результате, по мнению Алибаева, "имеем обанкротившуюся модель худшего варианта сросшейся с бизнесом советской чиновничьей системы, основанной на недемократическом характере принятия решений и закрытой эксплуатации сырьевых ресурсов". 

Как отметил казахстанский политолог Досым Сатпаев, "политическая система, которая десятилетиями формировалась вокруг желания угодить одному человеку, трещит по швам. Искусственные партии, искусственный парламент, олигархическая экономика, иллюзорная стабильность, уничтоженные независимые СМИ, партии и профсоюзы, коррумпированный и некомпетентный оторванный от реалий и общественных потребностей бюрократический аппарат, негативная селекция во власти. Все это и многое другое, приводит к тому, что сами представители власти в центре и на местах сначала бросают спичку в ими же созданную бочку с бензином или газом, а когда рванет, начинают играть роль пожарных, пытаясь в очередной раз погасить возникший пожар до начала следующего пожара. Иначе их не учили. Иначе они не умеют. 

Движущие силы

Интересно, что в акциях протеста почти незаметна была традиционная политическая оппозиция. Хотя ее как таковой в Казахстане почти не осталось, после того как из страны эмигрировали главные фрондирующие олигархи (например, Аблязов) и произошли репрессии против наиболее ярких критиков. 

Основную роль мобилизации недовольных, как и в 2016-м (земельные бунты) и 2019-м против результатов выборов, играли общественные самоорганизованные группы. Один из активистов, участвовавший в акции протеста в городе Атырау, утверждает, что координационный комитет забастовки был сформирован на местном форуме знакомств, людьми, которые до того друг друга почти не знали. В большинстве своем актив манифестантов – это новые люди в уличной политике.

В Казахстане уже были радикальные мощные выступления – массовые столкновения в 2006 году в Алматы в микрорайоне Шанорак, связанные с землей. В 2011 году произошли события в Жанаозене, где также были столкновения между нефтяниками и полицией. В 2014 и 2016 годах – против девальвации тенге и против продажи земли китайцам.

Нынешние беспорядки наиболее массовые среди них и имеют широкую географию. Нельзя сказать, что это "бунт униженных жузов". Протесты проходят во всех регионах. Социальный состав их участников также пестрый: от "сердитых" горожан (ранее они были доминирующими) до молодых выходцев из сел, ищущих счастья в городах, рабочих предприятий, домохозяек и студентов. Социальная база протеста стала более широкой. 

Протестное поле Казахстана – это множество разных групп. События скорее говорят о Казахстане как о кипящем котле. И эти протестные всплески будут постоянно вырываться. Теперь их потушили в какой-то мере, но протест будет вырываться в другом месте, по другой теме. Пока новая оппозиция не способна даже создать собственный политический субъект.

Традиционные оппозиционные группы не пользуются уважением протестующих. Новых институтов протест пока не родил.

Клановые игры

Транзит власти от Назарбаева к действующему президенту Касыму-Жомарту Токаеву не помог преодолеть неуверенность режима в своем будущем. Президент заявляет о стремлении к модернизации и реформам, но ему приходилось это делать в условиях гиперопеки родственников Назарбаева.

Все реформы управления от Токаева до последнего времени носили технократический характер и не затрагивали высшие эшелоны государственного управления. Основные решения и стратегия определяются в тесном кругу и по-прежнему с учетом позиции Назарбаева. 

Оскорбительный ярлык "полупрезидент" ярко характеризует простор для маневра Токаева.

Понятно, что не только президент испытывал дискомфорт от чрезмерного присутствия Елбасы у власти. Это на себе испытывали и новые группы влияния, возлагавшие определенные надежды на Токаева. Сюда стоит добавить и "дальний круг" Семьи, который был отстранен от прибыльных сфер зятя Назарбаева. Отдельно стоит упомянуть силовиков, также рассчитывавших на свой кусок пирога в транзите.

По мнению казахстанского политолога Андрея Чеботарева, в стране в 2019 году возникла неординарная система государственной власти с участием первого (бывшего) и второго (действующего) президентов Казахстана.

Это привело к дезориентации госаппарата, особенно его верхнего звена, и лавированию высокопоставленных должностных лиц между Аккордой или "Библиотекой", что отрицательно сказалось на всех сферах жизнедеятельности казахстанского общества и государства. Особенно это проявилось в 2020 году в пик пандемии COVID-19.

К тому же эту ситуацию начали использовать для максимального продвижения своих интересов разные олигархи и внутриэлитные группы. 

Поэтому, анализируя последние события: "беспомощность" полиции, "ступор" местных администраций, решительные действия Токаева по отставке правительства Казахстана, отстранение Назарбаева от должности главы Совбеза страны (достаточно мощной должности в казахстанской архитектуре власти), выдавливание из страны членов Семьи (Назарбаеву предлагают лечение за границей, с десяток чартерных бортов покинули Казахстан) – это может быть проявлением борьбы кланов за власть. 

Назарбаева испугали. Его десакрализовали (снос памятника). Его родственники бегут из Казахстана. Сам Елбас может покинуть территорию государства. Вернуть власть в стране после всего этого будет очень тяжело, если не невозможно. А у Токаева развязываются руки. 

Токаев произвел зачистку силовиков. Первым отставили заместителя главы КНБ племянника Назарбаева Самата Абиша. Его, кстати, одно время рассматривали как наследника на Елбасы. Вторым на выход указали уже всесильному главе КНБ – Кариму Масимову. Главой спецслужбы стал человек Токаева – Эрмек Сагимбаев. 

Токаев решает главный вопрос – он завершает транзит и становится полноценным президентом. Без оскорбительного дополнения "полу".

Он уже предпринял необходимые предварительные действия для этого:

а) ввел госрегулирование цен на горючее на 180 дней (вернул цену на газ до 50 тенге);

б) отправило в отставку правительство и обвинил зятя Назарбаева в кризисе;

в) переложил вину за кризис лично на Назарбаева, заставил его сложить полномочия главы Совета безопасности Казахстана и подумать о временной эмиграции.

Следующим шагом могут стать досрочные парламентские выборы с ограниченным плюрализмом и дозированным допуском оппозиции. Для заморозки ситуации на время этого достаточно. Но если Токаев не пойдет на качественные изменения в системе, протесты возобновятся, потому что ключевые противоречия не будут разрешены. 

Но в какой-то момент ситуация вышла из-под контроля. Инсайдеры в силовых структурах Казахстана говорят, что часть актива, участвовавшего в беспорядках в Алматы и южных городах, – это мобилизованные КНБ и Абишем люди. Чрезмерное мародерство пошло не по плану. Особенно когда повстанцы начали брать управление КНБ и полиции.

Внешнее влияние

Кремль имеет рабочие отношения с Токаевым. Он для россиян прозрачен и понятен. Несмотря на попытки президента Казахстана играть свою игру с Китаем, в Москве не видят в нем для себя чрезмерных рисков. Бизнес и семья Токаева связаны с РФ. 

Назарбаев, с его культом личности и собственной клиентеллой, был менее выгодным партнером. Но смещать его сейчас... было бы слишком. 

На сегодняшний день Москва владеет мощной инфраструктурой присутствия в стране. Россияне существенно нарастили свою долю в добыче и транспортировке нефти и газа из казахстанского шельфа на Каспии. Российский капитал присутствует во всех стратегически важных отраслях. Большинство кадров в силовых структурах, правительстве и на местах ориентированы на Россию.

Как отмечает украинский исследователь Игорь Тишкевич, именно при Токаеве Россия была привлечена к разработке государственных электронных сервисов РК. Он дал согласие на создание ОТЛК ЄРА – логистического оператора (Беларусь-Россия-Казахстан) по перевозке китайских грузов. И сейчас более 70% транзита уже фактически контролируется из Москвы. 

Только в случае, если ситуация выйдет из-под контроля, тогда Россия будет вмешиваться. На сегодняшний день обеспечить общественное спокойствие Токаев может и своими силами. Миротворцы ОДКБ, которых перебросили в Казахстан, будут играть скорее стабилизационную роль и охранять государственные и стратегические объекты инфраструктуры. Другое дело – это ГРУ и частные военные компании, которые уже были замечены в Алматы. Инсайдеры говорят, что именно российские специалисты обеспечили реализацию жесткого сценария зачистки. 

Токаев не заинтересован в том, чтоб россияне оставались в стране навечно. Конечно, после этих событий Казахстан вынужден будет откорректировать свою внешнюю политику под интересы Москвы. Однако Токаев к этому готов. 

В Москве сегодня больше озабочены не сугубо казахстанскими проблемами, сколько как это повлияет на стратегию транзита власти в самой России. Опыт Назарбаева подтолкнет Кремль к модели "вечного Путина" со всеми вытекающими последствиями. 

США и ЕС могли быть заинтересованной стороной в изменении режима в Казахстане. Однако у них не только нет достаточной сети активистов, но также нет и выгоды. Пока Россия контролирует транзит из Каспия, а транскаспийские трубопроводы не являются альтернативой, Казахстан для коллективного Запада – это отложенная выгода. Поэтому их участие в событиях больше сопроводительное.

Китай, безусловно, выигрывает от окончания транзита в Казахстане. Токаев проводил политику усиленной лояльности КНР и пытается заручиться поддержкой Пекина в торгах с Россией. К тому же Пекин играет в "революции" только в Южной Азии, где местные режимы являются клиентами зонтов безопасности от китайцев или американцев. В Центральной Азии Китай действует юанем и товарами. Они здесь более эффективны. 

Для Украины

Завершение транзита власти в Казахстане не даст Украине каких-либо новых преимуществ и не будет отвлекать внимание Кремля от украинского Донбасса. Нур-Султан не покинет Евразийский союз и не выйдет из ОДКБ. Так же не изменится политика Казахстана по отношению к украинским товарам, которые россияне внесли в санкционные списки.

Однако завершение транзита власти в Нур-Султане будет означать, что во власть придет новое поколение чиновников и экспертов, имеющих отличные от старшего поколения взгляды на геополитику.

Мы можем воспользоваться этим и увеличить круг друзей. А там со временем можем поговорить и о казахстанском угле, нефти для наших НПЗ или обмене инвестициями. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Вакансии
Больше вакансий
Дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости
Популярное