UA

Разбор | "ФСБ хочет заставить нас любить Россию. А мы ждем ВСУ". Как Херсон выживает под оккупацией

Как живет Херсон под оккупацией РФ (коллаж - Таисия Зарянова/LIGA.net)
08.05.2022, 10:00

Продукты из Крыма, с лекарствами и наличкой – проблема. Мы поговорили с местными жителями: Херсону тяжело, но он верит и ждет украинскую армию

Херсон оккупирован Россией с первых дней "большой войны" – больше двух месяцев, но только в конце апреля российские военные поставили там своих гауляйтеров. Город заполнили группы ФСБ.

Оккупанты угрожают жителям принудительной паспортизацией, возрождением "таврической губернии", псевдореферендумом и рублевой зоной. Пока это все остается на уровне слухов. А жители Херсона пытаются выжить и ждут прихода Вооруженных сил Украины.

Херсону тяжело. Украинских продуктов нет – доставляют российские из Крыма, с наличкой скоро будут серьезные проблемы, а выехать из области можно с большим трудом, только на свой страх и риск.

Какой запас прочности у Херсона, что говорят местные жители и почему коммунальщики боятся стать коллаборантами, — разбор LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

КОЛЛАБОРАНТЫ, ПРЕДАТЕЛИ И ПОДПОЛЬЕ

Россия всерьез рассматривает "включение" захваченных территорий юга Украины в состав оккупированного Крыма, считает разведка Минобороны. По разведданным США, Россия хочет присоединить Херсон, Донецкую и Луганскую области где-то в середине мая.

Один из сценариев для Херсона - псевдореферендум.

"Как можно проводить "референдум", когда идут боевые действия, а линия огня постоянно смещается?" — говорит LIGA.net мэр Херсона Игорь Колыхаев, который остался в городе после оккупации, чтобы "удаленно обеспечивать его жизнедеятельность с руководителями коммунальных предприятий". Он уверяет, что с ФСБ "не общается".

Неделю назад Россия назначила гауляйтеров. Полномочия главы области незаконно перенял бывший мэр Херсона (2002-2012) Владимир Сальдо, ему уже объявили подозрение в госизмене; городского головы — Александр Кобец, по данным LIGA.net, в прошлом он работал в КГБ.

В Херсоне остался нардеп от Слуги народа Алексей Ковалев, которого недавно исключили из фракции. По словам лидера партии Елены Шуляк, Ковалев добровольно "общается с российскими военными" и "не участвует в национальном сопротивлении российской оккупации".

"Эти коллаборанты после нашей победы понесут ответственность. Они и их сообщники", – заявил глава Херсонской ОГА Геннадий Лагута.

Судя по последним событиям, не всем пособникам оккупантов повезет дожить до тюрьмы. В конце марта в Херсоне расстреляли автомобиль Павла Слободчикова – помощника Сальдо. Через месяц возле подъезда собственного дома убили другого помощника Сальдо, пророссийского блогера-провокатора Валерия Кулешова. До 2019 года он работал в паре с еще одним херсонским коллаборантом Кириллом Стремоусовым.

"Подполье это или спецоперация – сказать сложно. Но факт остается фактом", – говорит LIGA.net херсонский журналист Константин Рыженко.

"Подполье в Херсоне есть, причем довольно мощное, – подтвердил LIGA.net источник в правоохранительных органах. – На самом деле, даже не хочется называть это подпольем, потому что преимущественное большинство людей (жителей Херсона. – Ред.) – за Украину. Да, и наши (силовики. – Ред.) там есть. Ждут команды и подходящего момента".

СТРАХ ПЕРЕД УГОЛОВНЫМ КОДЕКСОМ

У работников, которые обеспечивают город светом, газом и водой, тоже есть страх, что после освобождения их заподозрят в коллаборационизме, говорит Колыхаев. "Но если мы перестанем следить за городом, то перейдем в стадию гуманитарной катастрофы", — объясняет он.

Мэр Херсона просил Офис президента дать инструкцию, как местному самоуправлению жить и работать в оккупации. Ответа пока не получил.

Херсонский активист и журналист Константин Рыженко, который решил не выезжать из родного города, задавал этот вопрос правоохранителям.

"У нас закончились медикаменты, и есть предприниматели, которые готовы поехать в Крым, сделать закупку и продать в Херсоне. Не потому, что им так хочется, а потому что в сторону Украины не выпустят, — рассказывает он LIGA.net. — Мне скидывают 111-ю статью Уголовного кодекса – госизмена. Получается, если ты не хочешь быть коллаборантом –  должен сидеть голодать и медленно умирать".

LIGA.net спросила в пресс-службе ОП, получала ли Банковая обращение Колыхаева. На момент публикации этого текста нам не ответили.

Люди пытаются поймать связь в Херсоне. В начале мая оккупанты отключили доступ к интернету, а после его возобновления оказалось, что интернет-трафик теперь контролируется Россией (фото – Константин Рыженко)

Ситуация в Херсоне близится к критической. "Если мы говорим об органах местного самоуправления, то времени осталось полтора-два месяца, пока работает банковская система и казначейство, — считает Колыхаев. – Есть момент неопределенности будущего и подвешенности из-за статей Уголовного кодекса. Люди не понимают, как им жить".

ВЕЗДЕСУЩИЕ БЛОКПОСТЫ И ФСБШНИКИ В ОЧЕРЕДЯХ

Жизнь в Херсоне сейчас контролируют российские военные, ФСБ, Росгвардия и группы ПсО (психологической операции).

На въездах и в самом городе стоят блокпосты, где проверяют документы, телефоны, переписки в соцсетях, фотографии. На блокпостах на выезд мужчин заставляют раздеваться до пояса – ищут татуировки либо натертости от бронежилета. Поднимают штаны до колен и смотрят, есть ли натертости от армейских берцев, говорит Колыхаев.

Читайте также: В Херсонской области оккупанты устраивают пыточные тюрьмы и похищают людей – ГУР

Студентка Александра Момот-Волчецкая выехала из родного Херсона в начале апреля. "На одном из блокпостов нас останавливает российский военный и спрашивает: "А у вас есть вот это вот?" Мы не можем понять, что конкретно он имеет в виду, — рассказывает она LIGA.net. – Подходит его напарник и объясняет, что он имел в виду видеорегистратор. Отец признается, что да, есть в багажнике, но он его давно снял. В итоге пришлось попрощаться с видеорегистратором".

Военные РФ в основном стоят в окрестностях Херсона. В самом городе – засилье ФСБ и ПсО. "Их много в очередях и на рынках, — говорит Рыженко. – Пытаются заводить разговоры в стиле: "Когда это уже все закончится и мы сможем спокойно жить? Уже не важно, кто это будет – Украина или Россия". Люди у нас уже опытные, быстро понимают, о чем речь, и посылают такого переговорщика по курсу русского корабля".

КОНТРАБАНДА ИЗ КРЫМА И СЛУХИ О РУБЛЕВОЙ ЗОНЕ

Очереди для Херсона сегодня – дело привычное. С продуктами и лекарствами – серьезная проблема. Обычные продуктовые магазины заполнены всего на 10%, рассказывает Рыженко.

"В магазинах – подсолнечное масло, шоколад, сладкая вода, крупы и хлеб, – перечисляет он. – На рынках – крымская контрабанда и гуманитарка, которую предприимчивые люди умудряются продавать".

Херсон в начале мая (фото – Константин Рыженко)

В город невозможно завезти продукцию украинского производства, уточняет Колыхаев. "Гуманитарка" в основном идет от оккупантов: "И люди вынуждены покупать ее на рынках, потому что другого выхода нет".

Тяжелая ситуация с медикаментами. Цены на них сильно выросли, а в аптеках лекарств украинского производства практически не найти. В больницах медпрепаратов осталось максимум на полтора месяца, и то благодаря волонтерам, рассказывает Колыхаев.

"В город зашли российские лекарства, и маме знакомой пришлось их взять. Не было выбора, у нее инвалидность", — говорит Момот-Волчецкая.

Все сложнее становится с гривней. По словам мэра, оборот денежных средств где-то 70/30 в пользу налички. "Банкоматы и терминалы пока работают. Но рано или поздно это остановится, если мы не сможем дать сюда продукцию с материка и наличную гривню, чтобы пенсионеры смогли получать пенсию", — констатирует Колыхаев.

Оккупанты прямо говорят, что хотят отрезать Херсонскую область от украинской банковской системы и завести российский банк, который функционирует в оккупированных с 2014 года районах Донбасса.

Читайте также: "Шухевич воевал за Украину". Оккупанты похитили экс-мэра Херсона, но сломить его не смогли

На этом фоне они анонсируют введение рублевой зоны в области.

"Но для этого нужно огромное количество специалистов, – чтобы перерегистрировать местные реестры, перепрошить банковские терминалы, заставить предпринимателей зарегистрировать юрлицо непонятно где и заставить проводить транзакции через их банк, – сомневается Рыженко. – Представьте, какой это объем работы и сколько людей. А они с трудом находят 50 человек на митинг за Россию".

Колыхаев подтверждает: технически это не так просто. Нужно найти помещения, стабильный интернет, открыть расчетные счета.

"Что может ускорить? Если центральная власть Украины перестанет оплачивать пенсии, перестанет работать Укрпошта и казначейство. Тогда люди останутся один на один с проблемой", — предполагает он.

"Если в Херсоне введут рубль, мы будем вынуждены констатировать, что местное самоуправление остановилось", — подчеркивает Колыхаев.

Мэр констатирует: экономика города сильно падает. Остатки продукции, зависшие в портах, реализовать невозможно. Бизнес стагнирует.

СПРАВКА. В российском Красноярском крае официально решили воровать зерно из Херсонской области, чтобы пополнить собственный фонд сельскохозяйственной продукции. Причина – западные санкции, из-за которых оккупантам не хватает зерна.

Секретарь Совета нацбезопасности и обороны (СНБО) Алексей Данилов считает, что Россия не сможет легитимизировать свое присутствие в Херсонской области, а ее рубль попросту "не приживется".

ВОДКА И СИГАРЕТЫ ВМЕСТО ПРОПУСКА

Все больше херсонцев хотят выехать из города. По данным Колыхаева, Херсон уже покинули около 50% жителей. В начале мая город три дня оставался без связи и интернета, это вызвало панику. Люди на свой страх и риск пытались выехать в сторону Кривого Рога.

"Колонна автомобилей выдвинулась 4 мая. Два блокпоста оккупантов проехали, на третьем говорят, что никуда не пропустят. Стояли три часа, собралось 100 машин. После чего оккупанты колонну пропустили, но всех, кто ехал позже – развернули на Херсон", — рассказывает Рыженко.

Проукраинский митинг в Херсоне в марте (фото – AP)

По его словам, из города выехать можно, но гарантий никто не даст. Многое зависит от настроения оккупантов на блокпосте.

"Чтобы выехать, люди берут с собой несколько пачек сигарет и раздают их на блокпостах, – рассказывает журналист. – Мы нашим волонтерским центром возим лекарства из Николаева. Берем несколько пачек чая, сигарет, сахар и водку. Часто у оккупантов есть запрос на жаропонижающие и болеутоляющие препараты".

Часть херсонцев не хотят выезжать принципиально. Есть даже те, кто выехал в начале вторжения РФ, а сейчас думает возвращаться.

"Люди спрашивают: "А куда нам ехать? Нас там никто не ждет", – говорит Колыхаев. – Многие из тех, кто уехал два месяца назад, хотят возвращаться, потому что деньги проели, а работу найти не могут".

"Почему я не еду? Это мой родной город, здесь моя земля, – говорит Рыженко. – По Херсону ты хотя бы ходишь и знаешь: здесь знакомый торгует продуктами, может сделать скидку или дать в долг. Здесь частный двор, где держат курей и можно купить яиц. Знакомые волонтеры дадут лекарства и продукты. Когда ты в своей среде обитания – выживать чуть проще".

ХЕРСОН ЖДЕТ ВСУ

Опрошенные LIGA.net херсонцы не верят в псевдореферендум РФ. "Общество имеет четкую полярность, и референдум провести невозможно", — считает Рыженко.

Он напомнил, что два месяца люди выходят на проукраинские митинги в оккупированном Херсоне и показывают, что не хотят иметь ничего общего с Россией. "Чтобы провести референдум, нужно иметь хотя бы минимальную поддержку населения. А у них не поддержка, а 50 людей, которые с ними за деньги", – констатирует Рыженко.

СПРАВКА. Как показывает практика оккупированных территорий Крыма и Донбасса в 2014 году, россиянам все равно, насколько легитимно будет выглядеть их псевдореферендум. Тогда имитация голосования проходила под дулами автоматов российских оккупантов, "бюллетени" печатались на обычных белых листах формата А4 без защиты, а их результаты все равно списали "с потолка". Любые псевдореферендумы, проведенные оккупантами в Украине, нарушают законы и Конституцию Украины, и не имеют последствий с точки зрения международного права.

По словам Колыхаева, настроения херсонцев – проукраинские, они ждут освобождения: "Люди в подвешенном и эмоционально сложном состоянии. Они задают один вопрос: нас будут освобождать или нет?"

"Херсонцы верят, что их не забыли. – считает Момот-Волчецкая. – Но вера не бесконечна. Никто не просит конкретных дат освобождения. Но если хотя бы развеивать слухи о том, что в Херсоне введут рубль или вместо АТБ зайдет Пятерочка – уже людям может быть легче".

По мнению Рыженко, в Херсоне сейчас – идеологическая война.

"Заехали группы ФСБ/ПсО и пытаются нас насильно заставить полюбить Россию, – говорит активист. – Но мы не имеем ни малейших пророссийских настроений и ждем, что нас освободят". 

Читайте также: Россия думает над "включением" захваченных территорий в состав оккупированного Крыма – ГУР

"ФСБ хочет заставить нас любить Россию. А мы ждем ВСУ". Как Херсон выживает под оккупацией

специальный корреспондент LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости