Подрыв Каховской ГЭС создал дополнительную угрозу для оккупированной россиянами Запорожской атомной электростанции – из водохранилища пополнялись пруды-охладители ЗАЭС. Теперь водозабор невозможен.

Смотрите нас на YouTube: объясняем сложные вещи простыми словами

Настал решающий момент для ядерной безопасности, заявил глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Рафаэль Гросси. Он приехал в Украину для встречи с президентом Владимиром Зеленским и оценки угроз атомной электростанции.

"Ситуация контролируемая. Но это не значит, что она безопасна", – говорит LIGA.net начальник отделения анализа безопасности Государственного научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности Дмитрий Гуменюк.

Какие риски существуют для работы ЗАЭС – LIGA.net разбиралась вместе с экспертами по ядерной энергетике и безопасности.

Присоединяйтесь к нам на Facebook и участвуйте в дискуссиях

ВОДЫ МАЛО. ЧТО БЕСПОКОИТ МАГАТЭ

13 июня глава МАГАТЭ Рафаэль Гросси приехал в Украину, чтобы представить программу помощи по преодолению последствий прорыва Каховской ГЭС. После встречи с президентом Зеленским он заявил, что отправляется на ЗАЭС, чтобы увидеть, что там происходит.

В целом он оценил ситуацию как "нестабильную".

"Мы все еще находимся в относительно опасной ситуации, и МАГАТЭ здесь, чтобы попытаться предотвратить что-то очень плохое", – говорит Гросси.

Читайте также: МИД: Подрыв Каховской ГЭС – основа для санкций против атомной отрасли России

Уже через два дня после подрыва дамбы – с 8 июня – система охлаждения ЗАЭС потеряла возможность подпитываться водой из Каховского водохранилища. Вода в водоеме опустилась ниже уровня, позволяющего осуществлять водозабор. Эксперты МАГАТЭ опасаются, что через несколько недель ситуация может стать критической.

Гросси хочет сам посетить ЗАЭС (фото: twitter.com/rafaelmgrossi)
Гросси хочет сам посетить ЗАЭС (фото: twitter.com/rafaelmgrossi)

В Энергоатоме уверяют, что ситуация на ЗАЭС пока контролируемая. Энергоблоки не работают с сентября 2022 года. С тех пор активного испарения воды из пруда-охладителя нет, напоминают в компании.

СПРАВКА. Госатомрегулирование ограничило эксплуатацию энергоблоков оккупированной ЗАЭС состоянием "холодный останов". Всех, кроме одного – энергоблока №5. До момента теракта на Каховской ГЭС (и до сих пор) он оставался в состоянии "горячего останова".

ПРОБЛЕМА БЛОКА №5. КАК СМЯГЧИТЬ ПОСЛЕДСТВИЯ

Вероятные сценарии исчезновения Каховского водохранилища прорабатывали и при проектировании ЗАЭС, и уже после разрушения плотины, объясняет LIGA.net и.о. председателя Государственной инспекции ядерного регулирования – главный государственный инспектор по ядерной и радиационной безопасности Олег Кориков.

Эксплуатирующая организация, по его словам, разработала комплекс мер, позволяющих смягчить последствия подрыва и гарантировать безопасную эксплуатацию станции. Эти меры по безопасности предусматривают два направления.

Первое – создание запасов водных ресурсов в рамках промышленной площадки ЗАЭС. Второе – уменьшение водопотребления, чтобы пруд-охладитель можно было использовать еще долго.

Поэтому 9 июня Государственная инспекция ядерного регулирования распорядилась перевести в состояние "холодный останов" и энергоблок №5 (не выполнено).

Это не значит, что он прекратит потреблять воду совсем.

Энергоблоки атомных станций нуждаются в постоянном охлаждении. При их остановке на станциях происходит выделение тепла от ядерного топлива. Даже после того, как стержни аварийной защиты опустились и блоки переведены в подкритическое состояние, объясняет Гуменюк.

Если не отводить тепло от ядерного топлива, говорит эксперт, может повториться авария, произошедшая на АЭС "Фукусима" в 2011 году.

"Сейчас все шесть энергоблоков уже находятся в подкритическом состоянии. Стержни аварийной защиты опущены, и цепная реакция в топливе прекратилась, – рассказывает Гуменюк. – Появляется только остаточное энерговыделение. Это поможет уменьшить водопотребление".

"Когда энергоблоки переведены в холодный останов, можно несколько месяцев обеспечивать ядерно-радиоактивную безопасность и неповреждение активных зон реакторных установок ЗАЭС", – говорит и.о. председателя Госатомрегулирования.

Но есть одно существенное "но". Все это возможно при ответственном менеджменте на ЗАЭС. Которого пока, к сожалению, нет, напоминает Кориков.

Подписывайтесь на наш Instagram: полезные объяснения актуальных тем

ДЛЯ ЧЕГО ОККУПАНТАМ КОНТРОЛЬ НАД ЗАЭС

То, что ЗАЭС контролируют россияне, делает ситуацию слишком нервной, подтверждает Гуменюк. Они не заинтересованы в безопасной работе ЗАЭС. Станция им нужна исключительно как инструмент ядерного шантажа.

Миссия МАГАТЭ на ЗАЭС (фото: пресс-служба МАГАТЭ)
Миссия МАГАТЭ на ЗАЭС (фото: пресс-служба МАГАТЭ)

Все, что происходит на станции, противоречит столпам безопасности МАГАТЭ.

И.о. председателя Госатомрегулирования перечисляет: на персонал оказывают невероятное давление и запугивают. К работе привлекают людей, не имеющих должной квалификации. Часть оборудования демонтирована или украдена. Оккупантов стало больше. Производственные помещения энергоблоков и ремонтные помещения используются как укрытие для техники, оружия и взрывчатки.

Система аварийного реагирования полностью разрушена.

Находящийся в Запорожье внешний кризисный центр на подконтрольной Украине территории просто не получает данные о состоянии оборудования систем ЗАЭС – оккупанты его отключили, добавляет Кориков.

Меры по снижению потребления воды оккупанты не выполняют, говорит он. До персонала на промплощадке ЗАЭС уже довели необходимость перевода энергоблока №5 в состояние холодный останов. Но решение не выполнено – оккупационная администрация не позволяет это сделать.

Кориков надеялся, что глава МАГАТЭ сможет убедить российских оккупантов перевести энергоблок в холодный останов.

Но уже 14 июня Гросси отложил свою поездку на Запорожскую АЭС – решил дождаться возможности безопасно доехать до станции.

Игнорируя это решение, россияне нарушают даже собственное законодательство, говорит LIGA.net независимая экспертка по вопросам ядерной энергетики и безопасности, бывшая член коллегии ГИЯР Ольга Кошарная.

"Указ Путина признает, что украинские лицензии на эксплуатацию Запорожской АЭС действуют до 1 января 2028 года, – говорит она. – Но я уверена, что они не переведут блок в состояние холодный останов. Чтобы попытаться принудить Украину и мир к переговорам в случае нашего контрнаступления".

Вопрос перевода этого энергоблока в состояние холодный останов является одним из наиболее дискуссионных среди экспертов.

Энергоблок №5 россияне могут в течение трех суток вывести в критическое состояние и на мощность, предупреждал за несколько дней до теракта на Каховской ГЭС бывший советник президента НАЭК "Энергоатом" Георгий Балакан.

Оккупанты могут объяснить это необходимостью обеспечить энергией саму ЗАЭС. "Тогда даже после остановки реактора уровень остаточных энерговыделений поднимется с 1,46 MW до 15 MW", – отмечает он.

Если потом россияне спровоцируют полную потерю энергопитания, то отсчет пойдет не на десяток дней до повреждения активной зоны, а на часы.

Ранее энергоблок был нужен для нормальной работы ЗАЭС, убеждает Кориков: "Решение (о холодном останове. – Ред.) должно быть принято по факту определенного события. Событие (теракт на Каховской ГЭС. – Ред.) произошло, решение приняли, его нужно выполнять".

СПРАВКА. Энергоблок №5 не отключили раньше, потому что он генерировал пар, который шел на уменьшение жидких радиоактивных отходов и обогрев помещений зимой, утверждает Гуменюк: "Блоки, стоящие в холодном останове, обогревают только первый контур. Но есть много трубопроводов, которые нужно было обогревать, чтобы они не замерзли и их не разорвало". Также пар от этого энергоблока требовался, чтобы обеспечить работу генераторов.

Эти причины недостаточно весомы, отмечает Кошарная. Состояние холодного останова дало бы больший запас времени до тяжелого повреждения активной зоны, которое может привести к аварии, подобной Фукусиме.

"Приоритеты несопоставимы, – объясняет Кошарная. – Представим гипотетически, что нет внешнего энергоснабжения ЗАЭС, не включились 20 резервных генераторов, не работают мобильные генераторы. Нет энергии, чтобы работали насосы. Нет воды. С момента этого события до расплавления активной зоны с радиоактивностью при холодном останове пройдет восемь дней. Если блок остановить горячим – всего 27 часов".

Поэтому переводить энергоблок №5 нужно было еще в марте прошлого года. Тогда возможностей повлиять на ситуацию было немного больше.

"Выполнение этих пяти принципов защиты ЗАЭС, которые представил Гросси, никто не может гарантировать, – отмечает Кошарная. – Россия лжет, что у них на территории станции ЗАЭС ни техники, ни военных, ни боекомплектов нет".

КАКОВЫ РИСКИ АВАРИИ НА ЗАЭС

Миссия МАГАТЭ продолжит свою работу на территории ЗАЭС, говорит Гросси. Он планирует ротацию экспертов: "Мы пытаемся сделать наш процесс как можно более заметным и эффективным, чтобы избежать ядерной аварии".

Гросси во время встречи с президентом Украины (фото: ОП)
Гросси во время встречи с президентом Украины (фото: ОП)

Команда рискует стать заложниками россиян на ЗАЭС, говорит Кошарная. Теперь они ни на что не смогут повлиять.

"Миссия не может свободно общаться с персоналом ЗАЭС, не может передвигаться по станции. Все время при них переводчик из ФСБ, не владеющий терминологией, – рассказывает эксперт. – Они передвигаются по маршрутам, определенным оккупантами. Не имеют доступа ко всем помещениям ЗАЭС, доступа к официальному распределительному устройству еще с марта. Не влияют на технические решения руководства".

Все последующие миссии никакого смысла не имеют, убеждена она.

"Мы можем констатировать, что риски аварии на ЗАЭС растут, а наши возможности реагировать на эти риски значительно уменьшаются, – добавляет Кориков. – Это происходит, несмотря на присутствие миссии МАГАТЭ с сентября 2022 года".

Говорить о том, какие последствия может иметь подобная авария, экспертам сложно – на это повлияет много факторов. Второго Чернобыля точно не будет, считает Гуменюк. Не тот тип энергоблока, корпусной реактор и значительное количество модификаций безопасности делают ЗАЭС безопаснее.

Но авария, похожая на произошедшую на АЭС в Фукусиме, возможна. Худший вариант: если не хватит электроэнергии и воды, начнет плавиться топливо, а затем – активная зона реактора, добавляет он.

"Радиационных последствий аварии мы не можем спрогнозировать, – говорит он. – Все будет существенно зависеть от количества поврежденных энергоблоков, степени повреждения, от погодных условий, которые будут к тому времени. От действий россиян, которые могут осложнить развитие аварии".

Это будет авария с существенным радиоактивным загрязнением, которая станет проблемой не только Украины, но и большей части Европы.

Фукусимский вариант развития событий – не единственный. "У персонала есть инструкции по ликвидации аварий и по управлению тяжелыми авариями, – объясняет Гуменюк. – Чтобы, если не предотвратить, то хотя бы минимизировать выбросы в окружающую среду и радиоактивное загрязнение".

Факт, что энергоблоки стоят очень долго в режиме остановки и энерговыделение у них невелико, упрощает управление этими авариями. Но станция должна быть деоккупирована и демилитаризована. Пока она находится под контролем оккупантов, никто не может чувствовать себя в безопасности.

Читайте также: Обзор | История днепровского каскада. Как взорвали ДнепроГЭС и что скрывается на дне Киевского моря