Содержание:
  1. "Мы являемся восточным фронтом на пути российской угрозы"
  2. "Россияне не оккупируют. Они "любезно возвращают"
  3. Есть разные сценарии раскола НАТО. Вот первые два
  4. Раньше "воевали" с Боголендом. Теперь это – Россия

"Предположим, Россия устраивает провокации на островах Шпицберген, норвежском архипелаге... Это станет вызовом для тех членов НАТО, у которых есть интересы в Арктике", – так подполковник армии Швеции Йоаким Паасикиви описывает LIGA.net один из сценариев, по которому Россия может попытаться расколоть НАТО и разжечь войну в Европе.

Подписывайтесь на полезный легкий контент в Instagram

И добавляет: все зависит от успехов (или их отсутствия) россиян в Украине.

Паасикиви – внук седьмого президента Финляндии (1946-1956). Его мать – эстонка, семья которой вынуждена была бежать от советской оккупации. Он сам, гражданин Финляндии, родился в Стокгольме и сделал карьеру в шведской армии. Являлся руководителем группы разведки и безопасности в службе военной разведки и безопасности при штабе.

Сейчас Паасикиви преподает в Университете обороны Швеции.

Он считается одним из наиболее авторитетных аналитиков по вопросам российской агрессии, в ситуации на украинском поле боя ориентируется абсолютно свободно. Контекст российской агрессии в странах Балтии и Скандинавии ему тоже хорошо знаком.

Почему Россия никогда не называет оккупацией "любезный захват" чужих территорий, как получилось, что вступление в НАТО не гарантирует безопасность, и зачем поддержка Украины нужна самим европейцам – подполковник Йоаким Паасикиви рассказал в интервью LIGA.net.

Объясняем сложные вещи простыми словами – подписывайся на наш YouTube

"Мы являемся восточным фронтом на пути российской угрозы"

– Европейские страны изменяют отношение к агрессии РФ. Все меньше, кажется, "голубей мира" остается в политике ЕС. Почему?

– Появилось мощное чувство, что агрессивная позиция России усиливается, и существует реальная угроза. По крайней мере, мы на севере Европы воспринимаем Россию как непосредственную угрозу.

Можно дискутировать скорее о временном промежутке. Если ситуация в Украине ухудшится, это означает или заморозку конфликта, или победу России. Второе мне кажется очень маловероятным.

Сейчас все, что производит российский военно-промышленный комплекс, используется в Украине. Если Россия сможет снова сосредоточиться на восстановлении военного потенциала, у них появится избыток военной техники и личного состава. И возникнет вопрос: как быстро россияне смогут нас атаковать?

"Эстонцы говорят, три-пять лет. Немецкие аналитические центры дают шесть-десять. Но проблема не в том, когда будут готовы россияне, а в том, когда будем готовы мы. Европейским вооруженным силам нужно наращивать свои мощности, чтобы быть готовыми" раньше россиян".

Швецию минули ужасы Второй мировой войны. На мой взгляд, это было только стечение обстоятельств. Мы привыкли думать, что война может произойти где угодно, но не у нас. Теперь начальник оборонного сектора и министры правительства признают: нет, война может прийти и в Швецию. Не завтра. Но мы от нее не застрахованы. Поэтому мы спешили в НАТО, спешим нарастить свои возможности и развиваем общую оборону.

– Совместную оборону в северном регионе Европы?

– Да, регион Балтийского моря и Арктики. Мы стоим на пути старой угрозы. НАТО создали для сдерживания Советского Союза и для защиты от него. Теперь мы возвращаемся к той же угрозе, но под другим названием – Россия. Речь уже не идет о железном занавесе в Центральной Европе. Угроза переместилась на север.

Конечно, все зависит от успехов (или их отсутствия) россиян в Украине. Пока Украина борется, Россия для нас – меньшая проблема. Если мы бросим Украину умирать, нам придется воевать самим.

"Россияне не оккупируют. Они "любезно возвращают"

- Швеция воспринимает российскую угрозу серьезнее, чем другие страны Европы, потому что просто географически вы к ней ближе?

– Да. Но не только из-за географического положения, но и из-за амбиций России времен диктатора Владимира Путина.

Кремль усиливает разговоры о "традиционно российских землях". Финляндия была частью России между 1809 и 1917 годами. Балтийские страны были оккупированы после Второй мировой войны. В Эстонии, Латвии и Литве есть довольно большие русскоязычные меньшинства. И, скажем так, по крайней мере, некоторые из них имеют сомнительную лояльность. Это тоже проблема.

"Россияне никогда не завоевывают и не оккупируют. Они "любезно возвращают" и "администрируют".

– Насколько сейчас Северная Европа готова к российской агрессии?

- Финляндия – более-менее. Они никогда не распускали свою армию, хорошо обеспечены. Даже пошли на определенный риск, экспортируя часть собственных запасов Украине. Но, похоже, им вполне комфортно.

Страны Балтии говорят, что Россия одна [в своей агрессии]. И если Украина ее победит, она не будет представлять для них угрозы. Поэтому прилагают очень много усилий, чтобы поддержать Украину.

Мы в Швеции тоже, безусловно, поддерживаем Украину. Но наши оборонительные силы – как военный бонсай. Приятный. Хорошо выглядит. Хорошо сохраняется. Но очень маленький.

Поэтому нам нужно увеличивать количество оружия. Сможем ли мы сделать это быстрее россиян? Какие объемы нам нужны? Это то, что нужно обсуждать в Брюсселе после нашего вступления в НАТО.

"Если мы не будем готовы через пять лет, мы точно опоздаем. Даже если мы не будем готовы через три года – мы опоздаем".

Мы не можем сидеть сложа руки и надеяться, что России понадобится время на восстановление. Нас будут воспринимать слабыми. Россия пойдет на большие риски, если сочтет Запад слабым.

Есть разные сценарии раскола НАТО. Вот первые два

- Если Россия решится атаковать одну из стран НАТО, как вы оцениваете шансы сторон? Что их может сдержать?

- Если НАТО будет сплоченным – россияне проиграют.

Но есть некоторые нюансы. Такое развитие событий может перерасти в глобальную ядерную войну. Это был бы довольно плохой день для всех. Этого никто не хочет. Поэтому Россия использует угрозу ядерного глобального или межконтинентального возмездия, чтобы попытаться расколоть НАТО. Если у НАТО нет сплоченности – нет статьи 5.

- Как россияне могут попытаться расколоть НАТО?

- Есть разные сценарии, более или менее вероятные.

Мой любимый вариант: Россия оказывает давление на острова Шпицберген в Арктике. Это норвежский архипелаг. Он демилитаризован. Определенные экономические активности там есть и у России, и у Норвегии. Для урегулирования положения дел существует старая конвенция.

Если россияне попытаются устроить провокации на Шпицбергене – о чем они начали говорить несколько лет назад – это станет вызовом для тех членов Альянса, у которых есть интересы в Арктике: США, Канады, Британии, скандинавских стран. Но станет ли это проблемой для Турции? Для Черногории? Для остального Североатлантического союза? Это может стать одним из способов давления на НАТО и попыткой его расколоть.

– Какие еще могут быть варианты?

- Другой вариант – молниеносное нападение на страны Балтии в сочетании с серьезными ядерными угрозами. В войне с отдельными европейскими странами или группой европейских стран у россиян есть больше шансов, чем против всего Альянса при поддержке США.

"Наибольший риск – это НАТО, которое не вызывает доверия. Сейчас у нас достаточно надежный Альянс. Вопрос в том, что будет после января 2025 года".

С новым президентом США. С венгерским премьером Орбаном и словацким премьером Фицо, повторяющими [идеи] Путина в Евросоюзе и НАТО. Вопрос в том, будем мы едины или нет.

Если мы едины и Россия нападет на страну НАТО – она проиграет. Возможно, с ядерной эскалацией, но проиграет. Это факт.

Если же им удастся сделать что-то ниже "болевого порога" НАТО и мы не объединимся, у них будет гораздо больше шансов.

Раньше "воевали" с Боголендом. Теперь это – Россия

- Похоже, что вы не воспринимаете сценарии российской угрозы как что-то абстрактное или далекое.

- Мы используем эти сценарии в военном образовании в Швеции и в планировании. Поэтому они вполне конкретны, да.

Раньше [на военных учениях] мы отрабатывали легенды на примерах каких-то вымышленных стран, с названием типа "Боголенд". Но сейчас в вооруженных силах Швеции (в какой-то мере и в других европейских странах тоже) мы уже прямо говорим о реальной России и ее возможностях, а не о выдуманной нации.

НАТО все еще использует вымышленные названия государств во время учений, но географически они очень похожи на Россию. Теперь это реальные учения по противодействию реальной угрозе, к которой мы должны быть готовы.

– Как обычные шведы реагируют на российскую угрозу?

- Общественная реакция напоминает резкое пробуждение в осознании самой возможности войны. Более резкое, чем в соседних странах, которые уже воевали с россиянами или были под их оккупацией.

СМИ также поддерживают мнение, что мы были неподготовленными. Я не совсем уверен, что это верно. В 2018 году все шведские семьи получили памятку с порядком действий на случай чрезвычайной ситуации или войны. Там есть пошаговые инструкции, включая контрольный список продуктов и все необходимое, что нужно, чтобы продержаться первые 72 часа вооруженного конфликта.

Дело не в том, что мы были не готовы как общество. Каждый из нас индивидуально не готов к идее, что война – то, что может действительно произойти с нами. Сейчас мы на пути этого осознания.

– Как вы оцениваете ситуацию в Украине сейчас?

- Россияне давят, но не уверен, что в ближайшее время у них будут еще какие-нибудь значительные достижения. Украина успешно ведет стратегическую и оперативную борьбу в Крыму и России. Это не поможет выиграть войну в этом году. Но это важно.

"Украине нужен какой-то большой технологический прорыв. Думаю, таким прорывом может стать радиоэлектронная борьба в сочетании с беспилотниками и самолетами".

Если вы не сможете перейти от позиционных к маневренным боевым действиям, тогда мы рискуем получить длительную войну, подобную той, которая продолжалась между 2014 и 2022 годами. Но с новой линией фронта.

Главное сейчас – поддержка Запада. И мы должны хорошо понимать свои выгоды. Если мы не поддерживаем Украину, мы вредим себе.