UA

Разбор | Самый страшный суд. Кто и почему сидит в украинских тюрьмах за чужие преступления

Самый страшный суд. Кто и почему сидит в украинских тюрьмах за чужие преступления - Фото
Фото пожизненно осужденных. Автор: Александр Чекменев
11.12.2021, 08:30

Статистика оправдательных приговоров в Украине – меньше 1%. Невиновные сидят в тюрьмах, иногда пожизненно. Почему так происходит и как это изменить

В начале декабря американская писательница Элис Сиболд публично извинилась перед Энтони Бродуотером – мужчиной, который 16 лет отсидел в тюрьме по ложному обвинению в ее изнасиловании. Сиболд изнасиловали в 1981 году, когда она была студенткой. Через несколько месяцев девушка встретила на улице мужчину, в котором узнала насильника. Его задержали, судили и признали виновным. Он отсидел 16 лет, все эти годы настаивая на своей невиновности. А когда освободился, попал в базу лиц, совершивших преступления сексуального характера. Это повлияло на всю жизнь Бродуотера – его брали на работу только в мусорщики и разнорабочие, из-за "клейма насильника" он решил не заводить детей. Судебная ошибка вскрылась случайно, и спустя почти 40 лет дело отправили на пересмотр. В конце ноября 2021 года Бродуотера оправдали.

В Украине такая история почти невозможна. Статистику невинно осужденных никто не ведет, а количество оправдательных приговоров у нас – меньше 1%. Для сравнения – в Европе и США оправдательных приговоров около 25-30%. Почему так происходит и что с этим делать, разбиралась Liga.net.

Сколько в Украине невинно осужденных и кто они

Украинская практика пожизненного заключения нарушает права человека. По оценкам Харьковской правозащитной группы, невинно осужденных в Украине не меньше 5%. Это только те, кто вообще не совершал преступления и оказался не в том месте и не в то время или стал жертвой бизнес-разборок. Есть и другая подкатегория – те, кто совершил преступление, но был осужден по завышенной квалификации. Таких, говорит координатор программ Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко, не меньше 12%.

– Это обычная практика, когда следователь завышает квалификацию и делает это умышленно, – рассказывает Диденко. – Например, произошло убийство, и следователь сразу квалифицирует его как "умышленное убийство", даже не рассматривая версии, что это могло быть состояние аффекта или превышение пределов необходимой самообороны. И именно в таком формате подает дело в суд.

Одним из таких дел занимается правозащитница Яна Баранова. В 2018 году 22-летняя Снежана Круглякова убила своих опекунов – родного дядю и его жену. Свою вину Снежана в суде не отрицала, но говорила, что это была самозащита. Преступление квалифицировали как "умышленное убийство", и девушку приговорили к пожизненному заключению. Она стала самой молодой пожизненницей в Украине.

– В этом случае очевидно была самозащита – у Снежаны все руки изрезанные, она защищалась от дяди, который нападал на нее с ножом, – говорит Яна Баранова. – Но суд решил, что это умышленное убийство, Верховный суд оставил приговор без изменений. В мае мы подали документы по этому делу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Ждем результат.

Обычная практика, когда следователь завышает квалификацию и делает это умышленно. Например, произошло убийство, и следователь квалифицирует его как умышленное, даже не рассматривая другие версии

На сайте "Истории осужденных. Борьба за жизнь" опубликованы рассказы о 12 пожизненных заключенных, которых, по мнению правозащитников, осудили без доказательств вины. Среди них – бывший бизнесмен Владимир Панасенко, который уже 15 лет сидит за взрыв автомобиля директора львовского рынка, во время которого погибла прохожая. Пастор христианской церкви Ярослав Мысяк – 22 года сидит за тройное убийство своих родственников по приговору, основанному на "предположениях и сфабрикованных доказательствах, на признаниях, полученных в результате угроз и насилия". Александр Ощепков, которого в 1998 году обвинили в убийстве двух людей и, если верить выводам правозащитников, выбили явку с повинной под пытками – ему отрезали мочки ушей, надевали полиэтиленовый пакет на голову и пропускали электрический ток через гениталии.

Часть героев описанных правозащитниками историй изначально приговорили к смертной казни, но после ее отмены заменили пожизненным заключением. Часть – уже умерли в тюрьме или СИЗО.

Случаев, когда обвинительный приговор пересматривается и суд оправдывает осужденного, в Украине единицы. Самый известный – дело маньяка Сергея Ткача. С 1980 по 2005 годы доказанными жертвами маньяка стали 37 женщин и девочек, а сам он признался в 100 убийствах. Ткача арестовали только в 2005 году, но в течение 25 лет за его преступления осудили девять человек. Им дали сроки от 10 до 15 лет. Один из обвиняемых повесился в камере СИЗО, другой отсидел 15 лет и умер от приобретенных в тюрьме болезней вскоре после освобождения.

С одним из невинно осужденных по делу Ткача нам удалось пообщаться несколько лет назад. Это Яков Попович, который восемь лет отсидел за изнасилование и убийство своей племянницы Яны. Трагедия произошла в 2002 году, Яков тогда учился в восьмом классе, и милиция забрала его прямо с уроков. Суд дал ему срок 15 лет.

Несмотря на то, что Ткача задержали через три года после суда над Поповичем, и он сразу признался в убийстве Яны, Якова не выпустили из тюрьмы. Ткача осудили в 2008 году, а Яков вышел на свободу только в 2011, когда ему было 22 года.

Самый страшный суд. Кто и почему сидит в украинских тюрьмах за чужие преступления

Чтобы освободить невинно осужденных по делу Ткача, в Генпрокуратуре создали специальную следственную группу, работавшую несколько лет. С ее представителями нам тоже удалось поговорить. Не под диктофон они рассказали, с какими сложностями пришлось столкнуться, вытаскивая из тюрьмы невиновных. Во-первых, отсутствовал прозрачный правовой механизм. Во-вторых, ощущалось колоссальное сопротивление со стороны тех сотрудников МВД, которые в свое время фабриковали дела.

На момент нашего разговора с Яковом ему было около 30 лет. Он работал водителем погрузчика на заводе в Житомире и говорил, что до сих пор не смог прийти в норму после случившегося. И сомневался, что сможет.

– Единственная существующая в Украине процедура оправдать уже осужденного человека – сделать это "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами", – объясняет Андрей Диденко. – Но эта процедура не работает. Таких, как Яков Попович, – единицы. Его и других фигурантов по делу Ткача отпустили только потому, что маньяк сам признался в этих преступлениях. Но даже после его признания и обвинительного приговора их держали за решеткой по пять-шесть лет. И неизвестно, отпустили ли бы, если б не резонанс дела и публикации журналистов.

Бывший старший следователь Главного следственного управления МВД Украины Руслан Сушко 25 лет расследовал дела маньяков, а сейчас работает адвокатом – защищает в суде людей, в чьей невиновности уверен. В том числе тех, кому уже вынесли обвинительный приговор.

– Таких дел, как дело Якова Поповича, – миллион, – говорит Сушко. – Но система никогда не признает этого. Все ее "винтики" будут насмерть стоять и доказывать свою правоту. То, что Якова отпустили, – редчайшее исключение, столкновение двух астероидов в вакууме.

Почему оправдательных приговоров почти нет

Часть людей, которые десятилетиями сидят в тюрьме без доказательств вины, были осуждены еще по старому Уголовно-процессуальному кодексу, который действовал до 2012 года.

– Тогда фактически не нужны были доказательства вины, вместо них были признания, – говорит Диденко. – Достаточно было "назначить" человека виновным, выбить из него признание и на его основании получить в суде обвинительный приговор. В новом кодексе эту норму изменили, и если человек признал себя виновным, написал явку с повинной, а в суде говорит, что сделал это под пытками, суд не имеет права считать явку доказательством.

По словам Диденко, после принятия нового кодекса юристы надеялись, что количество оправдательных приговоров увеличится в разы. Но этого не произошло.

– У нас не работает сама модель презумпции невиновности, – уверен Диденко. – Продолжает действовать карательная философия, и если человек уже попал в статус подозреваемого и обвиняемого, то, скорее всего, он будет осужден.

По своему опыту Сушко считает, что украинская правоохранительная система не заинтересована признавать судебные ошибки. Как и выносить оправдательные приговоры: ведь следователь нашел обвиняемого, собрал доказательства, тратил на это рабочее время и ресурсы.

– И если после всего этого человека оправдают, это будет считаться негативным результатом работы, браком, – говорит Сушко. – Если есть преступление, то кто-то же должен за него ответить. Иначе получится, что система ломает сама себя. Удивительно, что такое происходит в 2021 году в Украине, ведь даже во времена сталинских репрессий, в 30-е годы, оправдательных приговоров было 10-12%. А сейчас их, считай, 0%.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

По словам Диденко, большинство украинских оправдательных приговоров – это когда человека обвиняют сразу по нескольким статьям. Например, за изнасилование, убийство и хранение наркотиков. Суд выносит обвинительные приговоры, скажем, за изнасилование и убийство, и оправдательный – за хранение наркотиков.

У нас не работает сама модель презумпции невиновности. Если человек уже попал в статус подозреваемого и обвиняемого, то, скорее всего, будет осужден

Эксперты считают, что одна из причин того, что оправдательных приговоров в Украине так мало, – в отсутствии суда присяжных. По классической (англо-американской) модели, присяжные принимают решение самостоятельно, без судьи. В модели, которая работает в Украине, присяжные выносят вердикт вместе с судьями и не могут быть полностью независимыми.

– Это нельзя назвать судом присяжных, это скорее суд народных заседателей, как было в СССР, – говорит Диденко. – Независимый суд присяжных есть даже в России, и он выносит оправдательные приговоры.

Как добиваться справедливости невинно осужденным

Харьковская правозащитная группа 11 лет занимается делами невинно осужденных, но пока на их счету нет ни одного оправдательного приговора.

– Я надеюсь, что наступит время, когда судьи начнут выносить оправдательные приговоры, это станет модным, и они будут давать интервью о том, как нашли и восстановили справедливость спустя 15, 20, 30 лет, – говорит Андрей Диденко. – А пока добиваться справедливости можно только одним путем – подключать правозащитников, журналистов, собирать материалы, пытаться обжаловать приговор во всех судах, обращаться в ЕСПЧ, поднимать эту тему на самый высокий уровень.

Сушко рассказывает случай из своей адвокатской практики. Он и еще трое юристов уже пять лет занимаются делом парня, которого обвиняют в тройном убийстве – по их мнению, незаконно.

– Мы уже потратили пять лет, чтобы хотя бы вытащить его на домашний арест. Мы-то его вытащим и оправдаем, но он такой будет один, – говорит Сушко. – А сколько таких же парней пошли в тюрьму за эти пять лет? Скорее всего, сотни.

Еще в 2015 году на рассмотрение Верховной Рады вынесли законопроект №2033а "О внесении изменений в Уголовно процессуальный кодекс Украины (относительно обеспечения отдельным категориям осужденных лиц права на правосудный приговор)". Его приняли в первом чтении, отправили на доработку – и дело заглохло. Летом 2021 года в Раду подали законопроект №5747. Невинно осужденных он касается только косвенно – законопроект предлагает дать пожизненным заключенным право на апелляцию их приговора – сейчас нет даже этого. Что будет с этим законопроектом – пока неизвестно.

– Систему нужно менять полностью, но сейчас о людях, которые сидят за преступления, которых не совершали, никто даже не вспоминает, не говоря уже о реальных действиях, – рассказывает Диденко. – Они нужны только своим родственникам и правозащитникам, для остальных их будто нет. А зря, ведь в статусе невинно осужденного, в том числе и пожизненно, может оказаться любой человек, независимо от рода занятий, должности и причастности к преступлению.

Самый страшный суд. Кто и почему сидит в украинских тюрьмах за чужие преступления

специальный корреспондент LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости