Интервью | "Дубинка ОМОНа – лучшее лекарство, говорили нам". Как в Беларуси задерживают журналистов

01.10.2020, 20:00
Уладзь Гридин и Александр Васюкович (Фото: Ольга Шукайло/TUT.by)

Интервью беларуского журналиста о задержании бойцами ОМОНа, суде, содержании в СИЗО, насилии милиции, случайных арестах и протестах

Александр Васюкович – беларуский журналист, которого вместе с коллегой Уладзем Гридиным без объяснения причины задержали в баре после работы на акции протеста. Как происходило задержание ОМОНом, что творится в отделении милиции, как суд отправляет правоохранителей подделывать документы, какие условия содержания в СИЗО, как "вяжут" случайных прохожих и журналистов, и что он думает о будущем протестов – в интервью LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Нас задержали в баре после протеста. Мы с коллегой зашли туда, чтобы отправить фотографии с акции 13 сентября (днем интернет в Минске не работал - ред.). Пришли туда не совсем сразу – какое-то время мы еще шли с толпой людей. Покурили около входа в бар, а когда зашли внутрь, то почти сразу за нами пришел ОМОН. Они увидели нас еще на улице. 

Они сказали, что мы задержаны. У нас были удостоверения беларуских СМИ, аккредитация от МИД нужна только для иностранных медиа. Я пытался показать им удостоверение журналиста, но мне просто заломали руку за спину и все. Сказали собираться и идти в микроавтобус. Они ничего не объяснили. 

Коллегу дважды ударили в РУВД. Кому-то из сотрудников показалось, что он медленно выключает телефон

Посадили в обычный микроавтобус. Сказали положить руки на спинки сидений перед собой. Из задержанных в микроавтобусе были только я и мой коллега. Мы ни с кем не общались, нам запретили разговаривать между собой. Молча ехали в РУВД. 

Коллегу дважды ударили в РУВД. Кому-то из сотрудников показалось, что он медленно выключает телефон. Нам сказали стоять лицом к стене с руками за головойПозже пришел какой-то человек и досмотрел вещи, затем по одному выводили для допроса. Когда опросили, то принесли уже готовые протоколы задержания, в которых написали, что мы участвовали в акции – якобы на улице возле бара выкрикивали лозунги. Мы указали, что не согласны с версией задержания.

У нас сняли отпечатки пальцев и сфотографировали. В РУВД в камеру не помещали – вывели в коридор, где мы ждали автозак. Позже из камер вывели еще человек 15, всех погрузили в автозак и отвезли в Центр изоляции правонарушителей на Окрестина.

Нужно было раздеться до трусов, они обыскивали одежду – уже отдельно, не на мне

Четверых посадили в камеру для двоих. В автозаке внутри несколько отдельных камер. Мы могли шепотом пообщаться, пока ехали. Немного поговорили о том, куда нас повезут, строили предположения – на Окрестина или в Жодино. 

Как настоящих бандитов, снова выстроили лицом к стене. На Окрестина один человек был с разбитой головой – ему разбили ее при задержании, его забрала скорая. Завели в здание и каждого отдельно вызывали на повторный обыск. Нужно было раздеться до трусов, они обыскивали одежду – уже отдельно, не на мне. После обыска разделили по свободным камерам.

В камере сначала все рассказывают обстоятельства задержания. Нас было шесть человек в шестиместной камере. Поздно ночью привезли седьмого. Это все были протестующие. Вначале все знакомятся. Рассказывают о том, кого и как задержали. Потом уже обо всем что попало, чтобы хоть как-то развеселиться. В камере первое время вообще нечего делать, передачи с книгами не сразу приносят.

Протоколы задержания отправили "дорабатываться". Первый суд был 15 сентября. Меня вывели в коридор, на столе стоял ноутбук – судят по Skype. Суд длился где-то час. Адвокат нашел двух свидетелей, показал запись с видеокамер, на которых видно, что нас задержали в баре. В протоколе же было написано, что задержали на улице. В итоге протокол вернули в милицию. 

Составили абсолютно новый протокол. На следующий день в документе было написано, что я принял участие в акции протеста, выйдя на проезжую часть. Уже в другое время, в другом месте. Они связали выход на проезжую часть, чтобы сделать фотографию, с участием в акции протеста, и будто поэтому меня вечером задержали в баре. В результате дали 11 суток. 

Условия содержания – камера 4х4. После суда меня перевели в четырехместную камеру, где был до конца ареста. Там две двухъярусных кровати, стол, две скамейки и две тумбочки. Туалет и умывальник в камере. В умывальнике была горячая вода, хотя полагается, чтобы нас водили в душ, но этого никто не делал. На прогулки тоже нерегулярно выводят. Еда, прямо скажем, так себе – не очень вкусная, но есть можно. Не отравишься. Еду приносили в камеру три раза в день.

Был один "юморист", который любил рассказывать, что лучшее лекарство – дубинка ОМОНа

Утром обход – лицом к стене, руки на стену. Нужно выйти, тебя и камеру обыскивают, чтоб внезапно ничего не появилось, и заходим обратно. Дальше варианты – выводят или не выводят на прогулку. Всего на прогулку вывели четыре-пять раз. Это полчаса, чтобы можно было подышать воздухом и покурить.

Лучшее лекарство – дубинка ОМОНа. Любил рассказывать один "юморист", а так милиция вообще не хочет общаться. Было более-менее нормальное отношение, зависит от смены. Или стало скучно, хотел сходить на физические работы, но мне сказали: "Сходи лучше на Тихановскую поработай". И вот всякие такие приколы. Все эти 11 дней насилие не применялось – поводов не было.

Заходят в камеру, называют фамилию и "с вещами на выход". В день освобождения нужно забрать вещи из камеры, сдать постельное белье и потом уже выводят к месту, где принимали. Возвращают личные вещи, расписываешься, и сотрудник провожает за территорию.

Протестующие победят, люди перестают бояться. Уже слишком много людей против

Мирный протест нельзя запрещать. Люди имеют полное право выйти и мирно протестовать. Этот протест не просто так возник – не только из-за сфальсифицированных результатов выборов, но и из-за жестокости милиции. Я поддерживаю людей в этом желании реализовать право, прописанное в конституции.

Протестующие победят, люди перестают бояться. Уже слишком много людей против. Власть постоянно дает новые поводы, чтобы подогревать злость людей. Сейчас же большинство задерживают не прямо на протестах, а уже когда все разошлись, и кто-то ходит по городу. Поэтому попадает много случайных людей, вероятно, не собиравшихся участвовать в протестах. Может кто-то там даже был сторонником Лукашенко. И они попадают в эту систему, где невозможно доказать, что ты просто так шел по улице, или сидел на остановке.

Вышел из троллейбуса и его "повязал" ОМОН. В камере был человек, который ждал на остановке, чтобы пересесть на другой троллейбус. И за это время ОМОН забрал его в СИЗО. Абсолютно случайных людей хватают. Они сами видят, что их просто так хватают. Их знакомые видят, что закона и справедливости нет. Постоянно появляются новые люди, которых система как-то обидела или несправедливо поступила.

Мое задержание – дело времени. Журналистов постоянно задерживают, никто не исключение. Кому-то просто не повезет посидеть. Здесь нет никакой справедливости – ко всем, кто не государственный, относятся как к врагам государства. Сейчас все журналисты TUT.by формально не могут работать на акциях, потому что TUT.by не СМИ. Возможно, сейчас их тоже всех начнут хватать, если они будут на акции выходить.  

Читайте также: Протесты и забастовки против Лукашенко. Хроника революции в Беларуси

Владислав Сердюк

журналист LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости
Популярное

Партнерский проект "Новая нормальность" и как в ней дальше жить