Содержание:
  1. ЭЛИЗАБЕТ ХОФФМАН (ВАШИНГТОН): НАДО БОЛЬШЕ КОНГРЕССМЕНОВ В УКРАИНЕ
  2. БЕНДЖАМИ ТАЛЛИС (Берлин): ЕВРОПА НЕ ГОТОВИТСЯ К ТРАМПУ
  3. ОРИСЯ ЛУЦЕВИЧ (ЛОНДОН): НИКТО НЕ МОЖЕТ ПЕРЕКРЫТЬ ВОЕННУЮ ПОМОЩЬ США
  4. ДАНИЭЛЬ ШЕЛИГОВСКИЙ (ВАРШАВА): ГОД МЕЖДУ КАПЛЯМИ

В 2024 году Украине придется усилить дипломатическую борьбу за помощь западных партнеров. Контрнаступление-2023 не оправдало завышенных надежд, внимание от войны с Россией уже сейчас отвлекает конфликт на Ближнем Востоке, а в следующем году это будут делать еще и многочисленные выборы по обе стороны Атлантики.

Следите за проверенными новостями теперь и в WhatsApp

"Вы видите из опросов, что люди в США уже не так увлечены продолжением помощи Украине, как в начале [полномасштабного] вторжения", – предупреждает LIGA.net Элизабет Хоффман, директор по связям с Конгрессом и правительством США в CSIS (Вашингтон).

Какие вызовы ждут Украины и ее партнеров в турбулентном 2024-м, будет ли помощь от США и ЕС? LIGA.net пообщалась с аналитиками одних из крупнейших think tank США, Британии, Германии, Польши и пересказывает главное.

Объясняем сложные вещи простыми словами – подписывайся на наш YouTube

ЭЛИЗАБЕТ ХОФФМАН (ВАШИНГТОН): НАДО БОЛЬШЕ КОНГРЕССМЕНОВ В УКРАИНЕ

директор по связям с Конгрессом и правительством, научный сотрудник в Center for Strategic and International Studies (CSIS, Вашингтон)

Как спасти помощь Запада в 2024. Спросили топ-аналитиков США, Британии, Германии и Польши
Элизабет Хоффман (скриншот видео CSIS)

ПОДДЕРЖКА РЯДОВЫХ АМЕРИКАНЦЕВ ПАДАЕТ

Помощь Украине в следующем году будет предоставляться, уверена Хоффман. Уже в январе она ожидает разрешения споров в Конгрессе из-за мексиканской границы и принятия помощи на $61,7 млрд.

"Я думаю, что этот большой пакет все-таки будет, – прогнозирует Хоффман. – Но проблема в том, что вы можете видеть из опросов: население США уже не так увлечено продолжением помощи Украине, как это было в начале российского вторжения".

Некоторые члены Конгресса видят, что поддержка Украины среди избирателей снижается, добавляет она. Им становится все труднее голосовать.

В падении поддержки среди населения есть несколько причин.

Первая – чувство экономической незащищенности в США, высокая инфляция, несмотря на некоторые хорошие экономические индикаторы.

"Когда людей спрашивают, как они относятся к экономике, они все еще отвечают, что негативно. Люди все еще чувствуют неуверенность в американской экономике. Поэтому естественно, что иностранная помощь имеет более низкий приоритет", – объясняет Хоффман.

Вторая – чем дольше идет война, тем больше рядовые американцы спрашивают, когда и каким будет ее конец. Этот фактор усиливает отрицательный опыт выхода США из войн в Афганистане и Ираке.

"Люди считают, что США вложили столько времени и денег в Ирак и Афганистан, а ничего не изменилось, – говорит аналитик. – Я не согласна с таким сравнением, потому что эти три ситуации – разные. Но я думаю, что это то, о чем думает среднестатистический американец".

Третья – администрация президента США Джо Байдена не делала достаточно для разъяснения населению важности помощи. До октября 2023 года Байден лишь раз с начала большой войны выступал с обращением к американцам по поводу Украины.

"В октябре была речь об Украине и Израиле. Затем он произнес еще несколько речей, – говорит Хоффман. – Постоянные месседжи от администрации о том, почему Украина важна, почему это в интересах США, какие существуют угрозы, что может означать потеря Украины – этого должно быть больше в публичной сфере".

На этом поприще есть прогресс, считает Хоффман. В последнее время администрация больше говорит о том, что часть помощи Украине остается в США и стимулирует экономику, развивает ВПК.

Четвертая – акцент в СМИ сместился на конфликт в Секторе Газа.

"Даже мне стало труднее получать информацию о том, что происходит в Украине, – жалуется Хоффман. – Обычный американец слышит о ситуации в Украине не так много, как это было до нападения ХАМАС на Израиль. Это вызывает беспокойство – отодвигает Украину на задний план в сознании людей".

ВЛИЯНИЕ ВЫБОРОВ И УГРОЗА ТРАМПА

В следующем ноябре в США будут выборы не только президента, но и в Конгресс – всего состава Палаты представителей и трети Сената. Внутренние проблемы всегда преобладали над внешними на выборах в США, напоминает аналитик.

Это уже дает негатив для Украины. Около 80% американцев озабочены проблемами на границе с Мексикой. Конгрессмены, которые хотят переизбраться, вынуждены это учитывать.

"В противном случае избиратели могут говорить: "Мы страдаем дома, поэтому почему мы присылаем деньги за границу?" – объясняет она. – Конгрессменам нужно определенное политическое прикрытие".

Вероятность того, что Трамп вновь станет кандидатом в президенты, тоже может сместить разговоры об Украине в негативную сторону.

Трамп не говорит много об Украине в предвыборной кампании. Только обещает завершить войну в течение 24 часов. "Мне непонятно, что бы он делал, если бы стал президентом", – говорит Хоффман.

А еще Трамп известен изоляционистскими взглядами на внешнюю политику и критикой партнеров по НАТО. В Конгрессе из-за этого сделали предохранитель: приняли норму, что президент может вывести США из НАТО только при согласии Конгресса. "Так что теперь я не вижу сценария, по которому США вышли бы из НАТО, – говорит Хоффман. – Но в отношении Украины – да [есть риск быть покинутой при Трампе]".

КАК УКРАИНЕ СОХРАНИТЬ ПОМОЩЬ

Украина много сотрудничала с администрацией Байдена, но сейчас ей и ее друзьям в США следует сосредоточиться на укреплении поддержки в Конгрессе, убеждена аналитик.

"Конгресс в конечном счете принимает решение о финансировании, – объясняет она. – Президент не может просто так прекратить финансирование Украины. Это – прерогатива Конгресса".

Лучший способ сделать это – отправлять больше конгрессменов в Украину, считает Хоффман. Она и сама уже сопровождала такую делегацию в Украину.

Поездки украинских политиков в Вашингтон важны, но ничто не заменит личного общения, убеждена она. Конгрессмены могут увидеть реалии на местах, пообщаться с теми же детективами НАБУ и убедиться в прогрессе борьбы с коррупцией.

Сейчас администрация и Госдеп мало поощряют подобные поездки. К примеру, из соображений безопасности им не позволено ночевать здесь, а штат посольства недоукомплектован.

"Киев – относительно безопасное место. Конечно, риск есть везде. Но я думаю, Госдеп чрезмерно его компенсирует, – говорит она. – Чем больше членов Конгресса поедут в Украину, встретятся с украинцами, получат лучшее понимание ситуации – тем больше это изменит нарратив в Вашингтоне".

Администрации Байдена и Украине следует чаще говорить об успехах, считает Хоффман: победы на Черном море, отсутствие значительных продвижений у россиян и устойчивость украинской экономики.

А украинским медиа – больше рассказывать, что означает приход России на оккупированные территории и какие зверства совершает РФ. "В США не слишком прорывается в СМИ история о похищении украинских детей Россией. Это вызвало бы резонанс, – говорит она. – Усиление этой истории и помощь в ее распространении на английском было бы полезным".

И не бояться писать о коррупции. Это не закрепляет предубеждения о безумной коррупции в Украине – а наоборот, показывает борьбу с ней.

"Хорошо, когда есть истории о разоблачении заместителей министров, главы Верховного суда, – заключает Хоффман. – Это показывает, что делает украинское правительство и что расследует гражданское общество. Демонстрирует приверженность искоренению коррупции".

БЕНДЖАМИ ТАЛЛИС (Берлин): ЕВРОПА НЕ ГОТОВИТСЯ К ТРАМПУ

старший научный сотрудник в Центре Альфреда фон Оппенгейма для будущего Европы при Немецком совете по международным отношениям (DGAP, Берлин)

Как спасти помощь Запада в 2024. Спросили топ-аналитиков США, Британии, Германии и Польши
Бенджамин Таллис (скриншот видео TEPSA, YouTube)

ПРИВЕРЖЕННОСТЬ ПОБЕДЕ УКРАИНЫ ДОЛЖНА БЫТЬ БОЛЬШЕЙ

Во фрустрации украинцев в конце 2023-го в значительной степени вина Запада, считает Таллис. Финансовая и военная поддержка должна была поступать более четко и больше – это помогло бы ускорить победы.

"США и ЕС совершают значительную стратегическую ошибку, ослабляя поддержку Украины, – говорит аналитик. – Я не думаю, что это повод для паники. Но приверженность победе Украины не столь сильна, как должна быть. Учитывая, насколько это в интересах всех западных демократий".

Лучший способ удержать Россию от нападения на Европу – победить ее в Украине, убежден Таллис. Для этого нужно дать украинцам все инструменты – это не просто верно, но и в интересах Запада.

Эти месседжи лучше доходят до стран Балтии, Польши и Чехии. Частично осознание есть в Германии, Великобритании, Франции.

"Сейчас идет политическая борьба, чтобы это стало стратегией, а не только предметом споров", – говорит он.

По словам Таллиса, также многим на Западе понятно: несмотря на отсутствие значительных территориальных достижений в 2023 году Украина не дала существенно продвинуться россиянам, осложнила им военную логистику и положение в оккупированном Крыму.

"А также Украина выигрывает битву на Черном море. Это важная вещь, которую нужно подчеркивать на Западе", – добавляет аналитик.

ПРОБЛЕМА В СЕРДЦЕ ЕС И НАДЕЖДА В БРИТАНИИ

В вопросе помощи Евросоюза есть фундаментальная политическая проблема – нежелание решать ситуацию с Венгрией и ее премьером Виктором Орбаном, считает Таллис.

На декабрьском саммите ЕС удалось преодолеть вето Орбана на открытие переговоров по членству с Украиной. По мнению Таллиса – благодаря разблокированию Будапешту 10 млрд евро из фондов ЕС, замороженных за антидемократические процессы в Венгрии.

"Эту взятку в 10 млрд евро заплатили Орбану, чтобы он вышел из зала. Но она оставляет ему еще 70 возможностей наложить вето на вступление Украины [в процессе переговоров о членстве], – говорит Таллис. – Мы что, будем платить 10 млрд каждый раз?"

Если у ЕС не будет желания серьезно решить проблему с Орбаном – ситуация кардинально не изменится, добавляет он: "ЕС будет делать маленький шаг за шагом, чтобы поддерживать Украину. Но вопрос к украинцам – достаточно ли этого будет и достаточно ли быстро?"

Аналитик пока не видит политической воли в ЕС на то, чтобы Венгрию лишили права голоса по статье 7 Договора о ЕС.

"Если бы мы серьезно относились к этому вопросу, то говорили бы не только о статье 7, но и о том, чтобы изгнать Венгрию из ЕС, – объясняет он. – Есть [единичные] политики, которые говорят об этом. Например, Габриелюс Ландсбергис, министр иностранных дел Литвы".

Проблемы на выборах на Западе может обострять тренд на рост крайне правых сил, добавляет Таллис: "Это призрак ультраправого популизма, национализма и нативизма. Это действительно связано с геополитикой и геостратегией".

Читайте также: Ле Пен и другие друзья Путина. Откуда тренд на крайне правых в Европе

К концу 2024-го есть надежда по другую сторону Ла-Манша.

Не позднее 28 января 2025-го должны пройти парламентские выборы в Британии. Они могут дать Украине новые возможности: ее поддерживают обе главные партии (консерваторы и лейбористы), а вероятная смена власти в начале 2025-го может дать положительный импульс.

"В последнее время мы не видели такого лидерства Британии, каково было с танками, ракетами, ПТРК, – говорит Таллис. – Я подозреваю, что оно восстановится, если лейбористы победят на выборах".

ЕВРОПА (НЕ) ГОТОВИТСЯ К ТРАМПУ

Выборы президента США прогнозировать очень сложно, говорит Таллис: "Для Украины существует очень четкая и реальная опасность в случае победы Трампа или кандидата, похожего на Трампа".

Канцлер Германии Олаф Шольц обещал активизировать усилия, если США будут сокращать помощь, напоминает аналитик.

Но главный вопрос – чем именно?

"Европа десятилетиями недоинвестировала в свои вооруженные силы, – объясняет он. – Германия была первой среди тех стран, которые это делали. И сейчас имеет собственный бюджетный кризис".

Победа изоляциониста Трампа может, наоборот, привести к контрреакции Европы, предупреждает он. Она может сокращать помощь и накапливать ресурсы, потому что будет чувствовать угрозу от России напрямую, а не через Украину или гибридное противостояние.

И это будет ложным для Европы решением, считает Таллис. Значительно дешевле было бы победить Россию в Украине.

"Германия борется, чтобы достичь расходов в 2% ВВП на оборону. Целевого показателя НАТО, – говорит он. – Если мы не победим РФ в Украине, а США в значительной степени уйдут из Европы, оборонные расходы придется увеличивать значительно выше 4% ВВП".

Потенциальная победа Трампа ставит под вопрос, насколько привержены США статье 5 договора НАТО о коллективной самообороне. Поэтому Европе следует активизироваться именно сейчас, а не после возможного успеха Трампа, убежден Таллис.

"Трамп – не тот партнер, которого вы хотите на фоне большой войны, – говорит аналитик. – Но если бы мы готовились, то увидели бы, что Германия действительно перевооружается, а не делает вид, что это делает. И увидели бы дискуссии о расширенном ядерном сдерживании, которых сейчас нет".

Победа Байдена – также недооцененная опасность, добавляет он. Есть риски, что основное внимание США будет сконцентрировано на Индо-Тихоокеанском регионе – без увеличения поддержки Украины.

Но победа Байдена лишит Россию фактора времени. И это может изменить игру, подытоживает Таллис: "Сейчас Путин рассчитывает на победу республиканцев и говорит: "Зачем мне заключать какое-то соглашение с администрацией Байдена, когда я могу заключить его с Трампом?"

ОРИСЯ ЛУЦЕВИЧ (ЛОНДОН): НИКТО НЕ МОЖЕТ ПЕРЕКРЫТЬ ВОЕННУЮ ПОМОЩЬ США

заместитель директора программы Россия и Евразия, глава Украинского форума в Chatham House (Лондон)

Как спасти помощь Запада в 2024. Спросили топ-аналитиков США, Британии, Германии и Польши
Орися Луцевич (фото – Orysia Lutsevych, Facebook)

СЕРЫЕ НАСТРОЕНИЯ НА ЗАПАДЕ

Настроения на Западе – тоже серые после неоправданных надежд на контрнаступление, говорит Луцевич. А широкая проукраинская коалиция не выглядит такой монолитной, как год назад.

"Многие политики не видят реалистичного выхода из этой войны, – объясняет она. – Украинская повестка дня ясна, но остается вопрос – насколько она может быть реализована".

Выборы в западных странах будут моментом уязвимости. Политики и избиратели будут сконцентрироваться на внутренних, а не внешних проблемах. Риск есть и от роста крайне правых сил в Европе, исповедующих изоляционистскую политику, предупреждает она.

Запрос на ультраправых может дополнительно раздувать Россия.

"РФ присутствует в Африке, – говорит она. – Россияне могут стимулировать миграционные потоки, чтобы увеличивать давление на общества в Европе и добавлять аргументы правым евроскептикам".

Развал проукраинской коалиции – единственная карта выигрыша России в войне, убеждена аналитик. Проблема Запада – он реагирует постфактум на вмешательство РФ, а не действует превентивно.

Пугает европейский истеблишмент и возможное возвращение Трампа в Белый дом, добавляет Луцевич. Он непредсказуем – непонятно, насколько преданными оборонным соглашениям будут США при Трампе.

"Это пока страх на уровне эмоций. Нет еще рациональной политики, которая выстраивала бы план Б, – объясняет она. – Мы не видим развертывания крупного военного производства в Европе, а наращивание расходов на оборонные бюджеты – очень медленное даже в Британии".

Исключением являются страны на фронтире – Финляндия, Польша, страны Балтии, которые активно инвестируют в свою безопасность.

"А страны западной Европы, Германия, Британия не вкладывают достаточно ресурсов, чтобы даже восстановить запас оружия, который использовался для помощи Украине", – говорит Луцевич.

ЧТО МОЖЕТ СПАСТИ

С другой стороны, есть коалиция государств, обеспокоенных задержками в утверждении поддержки Украины со стороны США и ЕС, убеждена Луцевич. Великобритания, Канада, Япония, Южная Корея, страны Северной и Восточной Европы (за исключением Венгрии и Словакии).

"Эти страны могут перекрыть какие-то экстренные потребности в финансировании, если будет задержка макрофинансовой помощи от США и ЕС, – считает Луцевич. – Но никто пока не может перекрыть военную помощь от США".

Премьер Британии Риши Сунак не сможет повторить эффект Уинстона Черчилля, как от него ожидает The Telegraph, считает аналитик: "Под этот архетип больше подходил Борис Джонсон".

Но большие надежды – на экс-премьера (2010-2016) Дэвида Кэмерона, который в ноябре стал новым министром иностранных дел.

"Он проводит активную политику, включая двусторонний договор о военном сотрудничестве с Украиной, – объясняет она. – Он не будет идти в политику и может вести это двустороннее сотрудничество, пока Сунак задействован в других делах [в предвыборный год в Британии]".

Украине же в 2024 году нужно усиливать дипломатию на двустороннем уровне, убеждена Луцевич:

  • иметь сильных послов во всех ключевых столицах. Таких как Лондон, где до сих пор нет посла после увольнения Вадима Пристайко;
  • усиливать контакты на уровне исполнительной власти, не участвующей в выборах. "Работа на уровне министерств, отраслей, создание совместных оборонных предприятий", – объясняет аналитик;
  • расширять сотрудничество с частными оборонными компаниями: "Им нужны заказы. Может быть, нужно усиливать лобби этих компаний в правительствах стран, от которых зависят поставки Украине";
  • усиливать коалиции с государствами, готовыми инвестировать в совместное с Украиной производство оружия.

На уровне месседжей Украине нужно сохранить эффект шока войны и показывать цену поражения, подытоживает Луцевич.

И главное – найти вместе с партнерами способ, как стратегическую цель победить можно превратить в реальную политику.

ДАНИЭЛЬ ШЕЛИГОВСКИЙ (ВАРШАВА): ГОД МЕЖДУ КАПЛЯМИ

координатор программы Восточной Европы в Польском институте международных отношений (Варшава)

Как спасти помощь Запада в 2024. Спросили топ-аналитиков США, Британии, Германии и Польши
Даниэль Шелиговский (фото – Europe, a Patient, Facebook)

Шелиговский ответил LIGA.net письменно. Далее – прямая речь:

– Украине придется бороться на нескольких фронтах одновременно – на военном с Россией, при этом все сильнее также на дипломатическом за поддержку со стороны мирового сообщества.

Уменьшение международного внимания к российскому вторжению в Украину уже стало фактом, которым не следует пренебрегать.

Это ставит новые вызовы перед украинскими властями.

Во-первых, президенту Зеленскому и его правительству нужно немедленно переосмыслить коммуникационную стратегию, заново найти способ апеллировать к западным обществам, которые будут чаще обращать внимание, что естественно, на собственные внутренние проблемы.

Моральные аргументы уже не работают во благо Украины так, как это было еще год назад. Напротив, бывает, что дают обратный эффект.

Итак, я бы рекомендовал чаще говорить на языке пользы, подчеркивая, как помощь Украине стимулирует некоторые западные экономики, помогает обновлять их военные склады, уничтожать российскую технику, минимизировать влияние Китая и т.д.

Второй вызов – это недопущение ситуаций, когда помощь Украине станет предметом внутренней электоральной борьбы в странах, которые войдут в избирательный процесс. Украине придется "ходить между каплями", чтобы не стать однозначно на стороне никакой политической силы – как в США, так и в Великобритании.

В-третьих, Украине нужно максимально минимизировать политическую цену, которую западные партнеры платят за помощь Украине, не ссориться с ними ради собственных немедленных политических или экономических выгод, которые, однако, сыграют против Украины в долгосрочном периоде.

То есть не стоит Украине предоставлять аргументы всем выступающим против нее. Например, у польских перевозчиков было бы гораздо меньше возможностей заблокировать границу с Украиной, если бы президент Владимир Зеленский раньше с трибуны ООН не ставил Польшу рядом с Россией. Тогда польское общество бы такое поведение блокировщиков однозначно осудило.

Читайте также